Платформа для обработки бизнес-запросов предпринимателей
RU / EN
Главная » О нас » Пресс-центр » Мораторий на банкротства увяз в согласованиях

Мораторий на банкротства увяз в согласованиях 18 марта 2022

Тема введения моратория на внешние банкротства витает в воздухе с начала военной операции России на Украине, наложенных в ответ масштабных западных санкций и неизбежного ухудшения ситуации в экономике, но до сих пор правительство не объявило о своем решении. Такой мораторий необходим для адаптации к новым условиям, считают большинство опрошенных "Интерфаксом" экспертов. Но есть и противоположное мнение - о вредности такого решения, альтернативой которому могла бы стать удлиненная процедура наблюдения за "проблемной" компанией.

"Ковидный" опыт

После начала операции на Украине и последовавших санкций со стороны Запада российское правительство предприняло ряд шагов для нивелирования последствий ограничительных мер. Многие из этих шагов оказались калькой с уже использовавшихся в 2020 году решений, которые тогда были направлены борьбу с негативными последствиями пандемии COVID-19. Уже объявлены "кредитные каникулы" для граждан-заемщиков, отменены до конца 2022 года плановые проверки для индивидуальных предпринимателей (ИП) и представителей малого бизнеса, для компаний упрощена процедура обратного выкупа своих акций и т.д.

Однако до сих пор не объявлено, будет ли введен мораторий на банкротства по заявлениям кредиторов. Полномочия по его введению кабмин получил ровно два года назад. На время действия моратория кредиторы лишаются права инициировать дела о несостоятельности своих должников, но для последних такая возможность остается.

Введенный в пандемию мораторий для компаний и индивидуальных предпринимателей из наиболее пострадавших от COVID-19 отраслей действовал с 6 апреля 2020 года до 7 января 2021 года. По части системообразующих и стратегических организаций он был короче и закончился 6 октября 2020 года. Списки "пострадавших" корректировались неоднократно, на конец сентября 2020 года под защитные меры подпадали порядка 14,63% от всех зарегистрированных в РФ компаний и около 40% ИП.

Защита для всех

В правительстве обсуждают вариант введения полугодового моратория на банкротства для всех юрлиц, ИП и граждан, рассказывал ранее "Интерфаксу" источник, знакомый с проектом постановления кабмина. Позднее стало известно, что под его действие могут не подпасть застройщики, сорвавшие срок ввода жилых домов в строй, так как только после признания их банкротами публично-правовая компания "Фонд развития территорий" может выплачивать компенсации дольщикам или принимать меры по достройке объекта.

Мораторий на банкротства для компаний, граждан и ИП "за исключением отдельных должников, определенных правительством РФ" упоминается и в плане первоочередных действий по обеспечению развития российской экономики в условиях внешнего санкционного давления. Документ был одобрен на заседании правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций во вторник, в четверг аппарат правительства разослал его в ведомства и регионы, сообщил источник "Интерфакса", знакомый с документом.

Многие эксперты с идеей моратория "для всех" согласны, так как назвать наиболее пострадавших от санкций практически невозможно. В Сбербанке напоминают, что во время пандемии государству был сразу понятен список пострадавших отраслей. "Сейчас мы оказались в еще более сложной ситуации, когда экономические последствия могут затронуть практически любую компанию, и это правильно, что мораторий планируют распространить на всех", - сказал собеседник "Интерфакса".

"Крайне сложно найти компании, не пострадавшие от текущей ситуации. Было бы очень непросто сформировать критерии для выделения наиболее нуждающихся в такой поддержке", - соглашается партнер, руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса юркомпании "Пепеляев Групп" Юлия Литовцева.

"Санкции вводятся в значительной мере по отраслям, но проблема заключается в том, что банкротства могут быть и вторичные, тех, например, лиц, которые получали доходы исключительно от компаний из пострадавших отраслей и так далее по цепочке", - добавляет руководитель экспертного центра "Деловой России" по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов Екатерина Авдеева.

Адаптация к новым реалиям

Большинство опрошенных "Интерфаксом" экспертов называют идею введения полугодового моратория на внешние банкротства разумной, так как бизнесу нужно время на адаптацию к новым условиям и попытки договориться с контрагентами.

"Основным плюсом этого инструмента является то, что он позволит "заморозить" ситуацию и даст время государству, бизнесу и гражданам перестроиться", - говорит советник, руководитель судебно-арбитражной практики адвокатского бюро "ЕПАМ" в Санкт-Петербурге Евгений Гурченко.

По мнению советника юрфирмы Orchards Вадима Бородкина, компании в период моратория получают возможность подстроиться под текущие экономические реалии. "Представляется, что в условиях инициированного банкротства это сделать крайне сложно, поскольку возбужденное дело о банкротстве моментально начинает отпугивать контрагентов и стимулировать других кредиторов обращаться с самостоятельными заявлениями", - полагает он.

Руководитель "Федресурса" (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, fedresurs.ru) Алексей Юхнин считает, что "как и в условиях коронавируса, сейчас нужен период охлаждения, который позволит понять, в какой ситуации оказалась та или иная компания, выживет она или не выживет, достичь договоренностей с кредиторами". Он ссылается на положительный опыт "ковидного" моратория, который действовал с апреля 2020 года по январь 2021 года.

"Статистика "Федресурса" говорит о том, что тот мораторий справился с задачей установления периода охлаждения, удерживающего кредиторов и должников от необдуманных действий и позволяющего прийти к соглашению, как действовать в новых реалиях. После отмены моратория волны банкротств не произошло. В 2021 году количество корпоративных банкротств выросло на 3,9% к 2020 году, до 10319, лишь отчасти компенсировало снижение на 19,9% годом ранее, и осталось ниже, чем в период до пандемии", - говорит Юхнин. Правда, в этом заслуга не только моратория, но и банков, которые реструктурировали кредиты своим проблемным заемщикам по рекомендации Банка России, добавляет руководитель "Федресурса".

Но не все согласны с озвученными выше мнениями. В целесообразности нового моратория и "заморозки" ситуации сомневается партнер коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры" адвокат Максим Платонов. "Подобное "откладывание неизбежного" лишь приведет к дополнительным издержкам кредиторов, работников и владельцев бизнеса. Для государства подобный подход также лишен всякого смысла", - считает он. По его мнению, мораторий имеет смысл тогда, когда понятно, что трудности являются временными и вскоре экономическая жизнь возобновится и позволит преодолеть трудности.

Временная мера

Поскольку мораторий нужен для адаптации, то и действовать он должен недолго, считают эксперты. Иначе, по их мнению, можно получить обратный эффект.

"Это должна быть временная мера, на период шести или девяти месяцев. Если мораторий будет введен на более длительный срок, на год или полтора, он будет иметь обратный эффект: банки откажутся выдавать кредиты, поставщики перейдут на предоплатные формы расчетов, а это будет бить уже не по текущим проблемным должникам, а по всем предпринимателям", - считает Юхнин.

По мнению Литовцевой, шестимесячный срок может оказаться достаточным для оценки возможностей компании восстановить свое финансовое положение, а при наличии оснований разработать антикризисный план. "Более длительный мораторий может привести к необоснованному сохранению на рынке неплатежеспособных компаний, введению их кредиторов в заблуждение", - говорит она.

В Сбербанке тоже считают полугодовой срок "разумным". "При необходимости его можно будет продлить, как это ранее делалось в сентябре 2020 года, возможно, уже для каких-то отдельных отраслей. Установленные законом механизмы позволяют сделать это достаточно оперативно", - сообщили в пресс-службе Сбербанка.

Несовершенство моратория

С учетом опыта 2020 года требуется корректировка законодательства, считает ряд экспертов. "Мораторий должен быть более гибким механизмом, чем это сейчас прописано в законе. В частности, нужно на законодательном уровне разрешить кредиторам подавать заявления о банкротстве компаний, которые сами заявили о собственной ликвидации", - говорит Юхнин. Кроме этого, по его словам, у кредиторов должна быть возможность принять меры, если должник выводит активы, совершает невыгодные для компании сделки или собирается эмигрировать за границу.

Не исключено, что задержка с введением моратория может быть связана с попыткой Федеральной налоговой службы (ФНС) изменить действующие правила и не приостанавливать, как было в 2020 году, взыскания по "старым" долгам - возникшим до объявления моратория. Только при соблюдении этого условия служба в начале марта 2022 года соглашалась на введение нового моратория, рассказывал источник "Интерфакса". Позднее ФНС предложила другой вариант - до конца 2023 года сохранить взыскание только в отношении исполнительных документов, выданных судами, сообщил собеседник агентства. Это позволило бы кредиторам, которые уже получили исполнительный лист, например банкам и налоговым органам, беспрепятственно, в том числе за счет имущества, продолжать взыскивать долги, которые ранее подтвердили суды.

Единого мнения у экспертов на счет идеи ФНС нет.

"В целом, это предложение ФНС представляется обоснованным. Дела, взыскание по которым началось до моратория, не связаны с текущими кризисными явлениями. Поэтому предоставление должникам в таких случаях дополнительной защиты не соответствует цели моратория", - заявили в пресс-службе Сбербанка.

В свою очередь вице-президент по правовому регулированию и правоприменению Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Варварин считает неправильным совмещать мораторий на банкротства и возможность исполнительного производства. В этом случае одни кредиторы ничего не получат, а другие, которые успели получить исполнительный лист, смогут вернуть себе деньги за счет средств и имущества должника, подчеркивает он. "Соблюдение принципа соразмерного удовлетворения требований кредиторов можно обеспечить только через процедуру банкротства", - уверен Варварин.

Приостановка исполнительного производства призвана "заморозить" ситуацию и не усугублять финансовое состояние должников через принудительное списание денежных средств или обращения взыскания на активы, соглашается Гурченко. "Для защиты интересов кредиторов в течение всего этого времени действуют аресты на имущество", - подчеркивает он. Если же запрета на взыскание "старых" долгов не будет, то компании лишатся финансовых и временных ресурсов, необходимых для перестройки бизнеса, объясняет Гурченко. В итоге, по его словам, "мораторий фактически станет бессмысленной мерой, а компании превратятся в "банкротов-призраков".

Альтернативный путь

Однако ограничение на взыскание "старых" долгов в рамках исполнительного производства тоже имеет свои проблемы, признают эксперты. Варварин напоминает, что некоторые подпавшие под действие моратория в 2020 году организации просто прекращали погашать задолженность, поскольку понимали, что в отношении них невозможно провести процедуру исполнительного производства. "В результате кредиторы не могли получить свои деньги даже с платежеспособных компаний, когда в обычной ситуации они могли бы или через исполнительное производство, или через инициирование процедуры банкротства понудить должника рассчитаться с ними", - говорит он.

Варварин считает, что возможны альтернативы мораторию. По его мнению, можно было бы не вводить временный запрет на дела о несостоятельности, а предусмотреть возможность продления в них процедуры наблюдения на определенный период, например на год. "Кредиторы будут уверены, что хозяйственная деятельность должника осуществляется, в том числе и с учетом их интересов, никаких сделок по выводу активов не совершается. А если должник сочтет, что ситуация безвыходная и шансов восстановить платежеспособность нет, то сможет ходатайствовать о признании его банкротом", - рассуждает он.

Риски злоупотреблений

Злоупотребления в связи с мораторием не исключены: кто-то будет оттягивать очевидное банкротство, а кто-то пытаться спрятать активы, признают эксперты. "Однако государство логично исходит из того, что сейчас гораздо важнее предоставить защиту здоровому бизнесу, а с подобными формами злоупотреблений разбираться уже впоследствии", - говорит Гурченко из ЕПАМ.

Полгода - небольшой срок, и масштабных и необратимых недобросовестных действий быть не должно, считает советник юрфирмы Orchards Вадим Бородкин. "Более того, в текущих условиях выводить активы в зарубежные юрисдикции будет сложнее. А все недобросовестные сделки, заключенные в России, могут быть успешно оспорены, а контролирующие лица привлечены к ответственности", - считает он.

В Сбербанке говорят, что риск вывода активов недобросовестными должниками и их бенефициарами существует, но не очень высок. "Во время моратория действуют специальные ограничения на деятельность должника - не работает механизм зачетов, нельзя платить дивиденды, распределять прибыль, нельзя обращать взыскание на активы. Все эти меры направлены на максимальное сохранение активов должника, чтобы он мог продолжать свою деятельность. Даже если сделки по выводу активов будут иметь место, кредиторы смогут их оспорить", - ответили в пресс-службе Сбербанка.

По мнению Екатерины Авдеевой из "Деловой России", сроки привлечения к субсидиарной ответственности позволят восстановить нарушенные права в случае недобросовестного поведения руководства.

Теги:
Партнёры