Вы можете вернуться на старую версию сайта

Мы будем благодарны, если вы оставите обратную связь по новой версии сайта

Вступить в организацию
Ru
En
Дежурный по стране

Было ваше — стало наше? Возможен ли распад доллароцентричной системы

25.05.2022

Вице-президент «Деловой России» Нонна Каграманян рассказала о последствиях изъятия активов РФ на Западе

Изъятие российских активов в США и Европе может ускорить процесс распада глобальной финансово-экономической гегемонии Запада, считает вице-президент «Деловой России» Нонна Каграманян.

После того, как США и их европейские союзники приступили к аресту российских активов, многие эксперты заговорили о грядущем кризисе доверия к западным юрисдикциям как к месту хранения собственности, а также о потере репутации ключевых резервных валют -  доллара и евро. Попробуем разобраться, являются ли такие разговоры попыткой выдать желаемое за действительное, или же мировая финансовая архитектура, контролируемая США, действительно находится на пороге драматических перемен.

Традиционные рыночные ценности?

Не секрет, что страны Запада практикуют арест зарубежных активов ровно столько, сколько существует нынешняя глобальная система финансово-экономических институтов с ее сложными трансграничными связями.

Впрочем, традиции узаконенного грабежа чужой собственности восходят к куда более ранним временам. В античном мире и в средневековье никто не хранил свое имущество у соседей, но поскольку велась морская торговля, чужую собственность с позволения королей и пап отбирали прямо в море. Так, например, король Генрих VII выдавал специальные лицензии английским купцам, которые утверждали, что были ограблены французскими пиратами.

Документ позволял англичанам грабить французов на эквивалентную сумму, хотя на практике никто не мог проконтролировать баланс взаимного разбоя. Подобные лицензии были широко распространены по всей Европе и, как ни странно, официально их целью было упорядочивание морского пиратства. Захват грузов также поощрялся, если корабль принадлежал военному противнику или иноверцам.

В новейшей истории, когда появились современные банки, ценные бумаги и инвесторы, биржевые индексы и брокеры, изъятие иностранной собственности, оказавшейся в юрисдикции США и их союзников, стало обычным делом. Во время мировых войн со своим имуществом в США и Великобритании попрощались как государства-противники, так и их граждане. В ходе Второй мировой была также арестована собственность граждан, проживающих на территориях, подконтрольных Германии и Советскому Союзу. Что-то потом возвращали, но только гражданам стран, попавших в зону влияния США и Великобритании. Впрочем, большинство конфискованных активов все равно осело в американском и британском бюджетах.

Было ваше – стало наше

Ну а дальше всё пошло по накатанной схеме: Корея, Куба, Иран, Ирак, Саудовская Аравия, Югославия, Афганистан, Ливия, Сирия, Венесуэла и, наконец, Россия.

Кстати, наша страна уже не первый раз сталкивается с де факто изъятием своих резервов. В западных банках до сих пор находится часть огромного золотого запаса Российской империи, который не стали возвращать ни Советскому Союзу, ни Российской Федерации.

Как правило, иностранные активы на Западе не конфискуют напрямую, а «замораживают». Но за таким красивым оформлением скрывается грубейшее нарушение права частной собственности, ведь оно юридически определяется как триада правомочий: владение, пользование и распоряжение. Два из трех положений триады, при «заморозке», очевидно, не соблюдаются.

Арест может длиться десятилетиями, в течение которых доход из чужой собственности, зачастую, извлекают ее распорядители. При этом ценность валютных резервов со временем девальвируется, а расходы по их обслуживанию продолжает нести формальный собственник.

Иногда, по своему усмотрению, США размораживают часть средств и передают их в распоряжение своим политическим ставленникам. Так произошло с резервами Венесуэлы, часть которых была передана под контроль Хуана Гуайдо, объявленному американцами президентом. А вот замороженные средства кубинской телекоммуникационной компании были взысканы судом США в пользу семей американских военных, погибших при попытке оккупации Кубы.

Как можно догадаться, вероятность того, что Россия получит назад свои арестованные резервы, в текущей ситуации не очень высока.

То же самое, скорее всего, касается заблокированных активов российских граждан и компаний, попавших в санкционные списки. Отдельным из них, возможно, удастся вернуть имущество, добившись снятия санкций. Хотя многие эксперты полагают, что в обмен на это им придется передать часть средств в пользу Украины и совершить публичное отречение от своей страны. Такой вот BLM для бизнесменов.

Поиск альтернативы

Но значит ли всё вышеописанное, что финансово-экономическая империя США как стояла, несмотря ни на что, так и будет стоять? Значит ли, что остальной мир продолжит жить, повинуясь праву сильнейшего нарушать права других? Будет ли мир по-прежнему хранить сбережения в долларах и американских ценных бумагах, укрепляя тем самым западную финансовую систему?

Ошибочно рассчитывать на то, что англо-саксонская финансово-экономическая архитектура посыпется на глазах. Это просто невыгодно ни одной стране мира, поскольку будет означать обесценивание резервов. Тем не менее, собственники капиталов – как государственные, так и частные – всерьез задумались над минимизацией своих рисков.

Никто не хочет быть следующей жертвой экспроприации «во имя мира и демократии».

В последнее десятилетие мы видим устойчивый вектор постепенного перетока капитала из западных юрисдикций в сторону развивающихся рынков. И «российский прецедент» существенно ускорил этот процесс.

Во-первых, в мире сформировались альтернативные финансовые центры, такие как Сингапур, ОАЭ, Гонконг и Шанхай, чего не было прежде. Советский Союз пусть и был сверхдержавой, но точно не финансовой.

Во-вторых, крупные мировые игроки приступили к диверсификации своих валютных резервов, постепенно сокращая долю доллара. Так, например, в 1995 году в структуре валютных резервов Китая (которому принадлежит 30% всех мировых валютных резервов) доллар составлял 79%, а в 2014 – только 58%. При этом Китай вдвое увеличил недолларовые валютные резервы и втрое – золотой запас.

В-третьих, всё большее значение в мире приобретают криптовалюты, которые являются предметом негосударственной эмиссии. Их слабое место в настоящий момент состоит в неопределенном юридическом статусе в разных странах мира, но уже ясно, что в ближайшем будущем появится международный правовой консенсус относительно их статуса. А это значит, что банки и частные лица начнут активно перераспределять свои резервы в пользу криптовалют.

Колосс на глиняных ногах

Ценные бумаги западных компаний по-прежнему являются востребованным инструментом вложения средств, так как обладают относительно высокой надежностью. В то же время многие экономисты сходятся во мнении, что стоимость этих бумаг сильно переоценена и по сути объясняется лишь массовым спросом. Пузырь начал сдуваться с приходом пандемии, когда акции западных гигантов подешевели на фоне проблем с поставками комплектующих и материалов, падением спроса на продукцию, а также в связи с ограничениями в Юго-Восточной Азии, где расположена значительная часть производств.

Государственные долговые обязательства – отдельный предмет для рассмотрения.

Крупнейшим иностранным держателем облигаций Казначейства США в настоящее время является Китай, следом за ним идут физлица и фонды, а на четвертом месте – Япония. Обе азиатские страны и частные инвесторы по разным причинам распродают госдолг США. Кроме того, рост цен на сырье и продовольствие сократил для многих государств возможность инвестирования в американские гособлигации, поэтому в ближайшие годы США столкнутся с дефицитом средств на стабилизацию своей макроэкономики. Что касается Китая, то для него владение американским госдолгом – серьезный аргумент в споре за возвращение Тайваня, что также повышает рискованность американских гособлигаций в долгосрочной перспективе.

Противодействие

Следует настойчиво продолжать работу с государствами ЕАЭС и БРИКС по переходу на платежи в национальных валютах при расчетах за товары и услуги.

К сожалению, в настоящее время ни одно из государств ЕАЭС и БРИКС не располагает валютой, способной стать резервной в глобальном масштабе. Китайский юань мог бы претендовать на эту роль, но правительство КНР искусственно сдерживает курс своей национальной валюты. Вместе с тем просматривается другая возможность: легализация и регулирование использования цифровых валют для осуществления внешнеторговых операций.

Это в перспективе позволит создавать криптобиржи, неподконтрольные США и их союзникам, защитив таким образом владельцев криптовалют от санкций. Кроме того, Россия с ее дешевым электричеством имеет все шансы стать привлекательным местом для майнинга и пополнить казну за счет сбора налогов на майнинг, что также требует законодательного признания цифровых валют.

Как нам защитить отечественные активы

Очевидно, что в пошатнувшемся статус-кво мирохозяйственной системы национальным экономикам только предстоит выработать соответствующий инструментарий. В текущей ситуации необходимо начать с того, чтобы составить реестр собственности, арестованной недружественными странами, и провести ее независимую оценку. Это позволит понимать общую стоимость арестованного имущества и сопоставить ее со стоимостью имущества компаний из соответствующих стран, находящегося в России.

В будущем эти данные потребуются также для поддержки наших предпринимателей и физлиц в зарубежных и международных судах (а судебных процессов предстоит много). Кроме того, понимание распределения ущерба даст представление о том, как справедливо распределить управление активами компаний, ушедших из России, либо определить размер суммы принудительного выкупа таких активов.

Источник

К списку публикаций
Наши партнёры